11.11.2017 10:51 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Как на дорогах Югры умирают люди! Глупая и страшная правда.

В ведомстве замгубернатора Шаповала чиновники уже пять лет не знают, что изменилось законодательство России.

В Югре появился интернет канал «Юпорт», на котором сегодня размещен большой материал о трагедии с детьми случившейся 4 декабря и об аварии, в которой свидетелями стали депутаты округа Андрей Миляев и Игорь Винников, а также редактор «Пыть-Ях Онлайна Наталья Макагон». Материал о страшной и глупой правде.

В Югре приближается страшная дата — 4 декабря исполнится год со дня трагедии, в которой погибли юные спортсмены по акробатике из Нефтеюганска.

Год назад, на 926 километре федеральной автомобильной трассы Тюмень — Ханты-Мансийск произошло крупное ДТП, в котором столкнулись автобус, перевозивший членов детской спортивной команды и грузовой автомобиль, на котором находился крупногабаритный груз. После столкновения автобус с детьми выехал на полосу встречного движения, где врезался в другой грузовик. Авария унесла жизни 12 человек, из них 10 детей. Еще 13 человек серьезно пострадали. Эта трагедия «прославила» Югру на всю страну и даже за ее пределами.

Пока родители хоронили детей, а правоохранительные органы искали виновных, лица, несущие основную ответственность за случившееся, те, кто действительно мог, но не захотел что-то изменить, остались в тени.

Средства массовой информации настолько сосредоточились на виновных водителях и тренерах, на демонстрации фотографий обезображенных детских лиц, что в итоге, были утеряны главные вопросы – кто из чиновников Правительства Югры ответственен за случившееся, и как на самом деле оказывается помощь пострадавшим, попавшим в ДТП?

Расследовав пошагово оба вопроса, мы ужаснулись плачевности ситуации, в которой службы спасения практически не имеют ни средств, ни возможностей своевременно помочь, в которой безответственность чиновников высшего звена ежеминутно ставит человеческую жизнь в зону риска, а преступная халатность сотрудников коммерческих структур пожарной охраны приводит к реальной гибели людей!

По пути выяснения всех обстоятельств, мы определили виновных лиц! Может в уголовном кодексе для них и нет наказания, но, в жизни есть и другие законы.

У нас полиция деньги зарабатывает или обеспечивает безопасность людей?

В трагедии, произошедшей 4 декабря, практически сразу были определены виновные: сначала водитель автобуса, который не справился с управлением, позже предъявили вину представителю владельца транспортной фирмы, водителю грузовика, а так же директору спортшколы, в которой занимались попавшие в аварию дети. Четыре человека, оказавшиеся на скамье подсудимых, стали единственно ответственными за дырявое законодательство, за инструкции ГИБДД, в которых сопровождение было возможно лишь при условии, что автобусов не менее трех, за бездействие чиновников муниципалитетов, округа, страны и за многое другое.

Сразу после трагедии губернатор Югры Наталья Комарова предложила правоохранительным органам пересмотреть вопросы организации сопровождения транспорта: учитывать климатические особенности, удаленность мест проживания, и кроме того, исключить требования к количеству автобусов в транспортной колонне и принимать заявки на сопровождение детей в обязательном порядке.

И все-таки вопрос: «А почему это все не было сделано раньше?» — висел в воздухе и не давал никому покоя. Югра была не готова к такой страшной трагедии, никто ни за что не хотел отвечать.

депутат госдумы Сысоев.

Депутат Госдумы Владимир Сысоев резко отозвался о работе полиции: «Мною был сделан запрос в УМВД ХМАО-Югры с просьбой предоставить информацию, какие организации и в какой период делали заявки на машины сопровождения. Удивительно, что основными заказчиками выступали коммерческие структуры. Возникает вопрос: «У нас полиция деньги зарабатывает или обеспечивает безопасность людей?».

Наталья Комарова провела ряд совещаний с руководителями муниципалитетов, чтобы вместе сделать выводы и минимизировать риск повторения трагедии. Но по факту, ни тогда, ни сейчас ничего не изменилось. А местные власти, мысленно перекрестившись, совсем запретили выезд детей. Только за декабрь 2016 года было отменено почти 130 детских поездок. Зато в каждом учреждении появилась ставка «Замдиректора по безопасности перевозки детей».

Руководителей можно понять, безопасного автопарка нет, с ГИБДД вопрос так и остался открытым. Кто будет рисковать в такой ситуации? Тем более что в случае «не дай Бог чего», большие чиновники как всегда уйдут от ответственности, а простые люди сядут на скамью подсудимых.

Дубовец.

К работе по поиску решений вопросов безопасности подключился Общероссийский народный фронт. Примечательно, что в октябре, буквально за месяц до аварии, югорский региональный штаб ОНФ проводил круглый стол по проблемам организованных перевозок школьников, и уже тогда звучали вопросы: «А вдруг?» и «Если вдруг, то что делать?».

Сопредседатель регионального штаба ОНФ в Югре Сергей Дубовец отметил: «Одна из основных причин ДТП – перевозка крупногабаритных грузов на дорогах округа, число которых в темное время суток без сопровождения не сокращается, за 2016 год число аварий с участием детей увеличилось с 252 до 276. Для решения проблемы необходимо вернуть систему лицензирования организованных перевозок групп детей, включая заказной транспорт; разработать техническую документацию для производства школьных автобусов единого образца; законодательно закрепить термин «школьный автобус»; разделить понятия межмуниципальные и внутримуниципальные перевозки и применяемые к ним требования».

К сожалению, активисты ОНФ отмечают, что негативная тенденция сохраняется и в 2017 году. После страшного ДТП, произошедшего 4 декабря, чиновники основную ответственность возложили на простых тренеров, но по самой ситуации так ничего и не изменили.

Сегодня, почти год спустя, глава СКР Александр Бастрыкин потребовал пересмотреть это дело. Тот факт, что никто из чиновников, ответственных за безопасность детей, так и не стал фигурантом уголовного дела, заставил его не только практически начать все сначала, но и отстранить от исполнения служебных обязанностей руководителя следственного управления СК России по ХМАО-Югре Анвара Ахмедзянова.

дтп 28 сентября.
Депутаты Думы ХМАО Миляев и Винников.

Страшная арифметика

28 сентября, на той же самой трассе Тюмень-Ханты-Мансийск, на 842 километре произошло ДТП, в котором серьезно пострадали два человека.

Свидетелями аварии случайно стали депутаты окружной Думы от партии ЛДПР Андрей Миляев, Игорь Винников и эксперт ОНФ Наталья Макагон, которая зафиксировала фото и видеоматериалами произошедшую аварию. Депутаты, не теряя времени, сразу связались со службой спасения, чтобы как можно скорее помочь пострадавшим. Вот тут-то и вылезли все пробелы системы оказания помощи в Югре.

Позвонив по номеру 112, депутаты долгое время пытались описать место, где произошло ДТП. Темнота и отсутствие каких-либо опознавательных знаков мешали определить участок дороги. Диспетчер по сбивчивому рассказу волнующихся людей никак не могла определить местность. В те минуты было непонятно, почему не работает система биллинга, определяющая местонахождение пострадавших, на которую, как утверждают специалисты, затрачены многомиллионные бюджетные средства.

До ближайших точек служб спасения было по 100 километров в каждую сторону. Прошло больше часа, пока люди, с открытыми ранами, лежащие на холодной земле, дождались машину скорой помощи, и то, только одну. Она приехала с Приобского месторождения, где располагается единственный на этом огромном участке «Трассовый пункт медицины катастроф». Ранее их было два, но, богатая Югра почему-то один упразднила.

Трагедия, случившаяся 4 декабря с маленькими спортсменами, произошла куда ближе к Ханты-Мансийску, в 30 километрах от города, и все-таки, это было целых 30 километров. Ожидание помощи показалось вечностью, потому что счет шел на секунды.

С жизненно важной арифметикой подсчета времени в чрезвычайной ситуации, депутаты Миляев и Винников лично столкнулись на той же трассе 28 сентября. Эта арифметика заставила их поднять вопрос в Думе и Правительстве округа «об оказании помощи пострадавшим». Дополнительно депутаты обратились с письмом к губернатору Комаровой, а также с заявлением в прокуратуру.

Чтобы разобраться в причинно-следственных связях дорожных трагедий, и как неожиданно выяснилось, трагедий на пожарах, депутаты изучили нормы федерального, регионального законодательства и провели консультации с соответствующими специалистами. Всплывшая правда потрясла глупостью и преступным бездействием.

и.о. директор департамента защиты населения Чубаров .
Куратор ведомства Дмитрий Шаповал.

Как умирают на дорогах Югры! Преступная халатность первых лиц правительства!

Если человек лично не знаком с каждым номерным столбиком, в чрезвычайной ситуации он становится заложником обстоятельств. А если на месте аварии вообще нет очевидцев, зато в изобилии имеются пострадавшие, которые травмированы, испуганы и дезориентированы, то напрашивается тяжелое слово – безвыходность! Приходится сообщать проезжающим мимо водителям, которые едут до точки, в которой начинает «ловить» мобильная сеть, и оттуда дозваниваться диспетчеру. Эта схема всегда на волоске от трагедии: порой пострадавшие ждут не медиков и МЧС, а людей, которые хотя бы позовут на помощь!

По некоторым данным, на систему определения местонахождения пострадавших было затрачено около 300 миллионов бюджетных рублей. Специалисты говорят, что аппаратура давно закуплена, но не используется. С операторами сотовой связи до сих пор тоже нет четких договоренностей. Хотя, например, компания «Ростелеком» является государственной. То есть отсутствие конструктивного диалога между корпорациями и верхушкой власти аукается жизнями людей, которые в критических ситуациях зачастую не могут даже толком рассказать, что произошло, не говоря уже о точных координатах происшествия.

Ведомство, отвечающее в Югре за безопасность на дорогах — Департамент гражданской защиты населения Ханты-Мансийского автономного округа. В данный момент обязанности директора исполняет некий Чубаров Ярослав Георгиевич. Личность неизвестная даже системе «окей гугл». А вот сам департамент напрямую подчиняется всем известному заместителю Губернатора Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Дмитрию Юрьевичу Шаповалу.

Кстати, именно Дмитрий Юрьевич, 4 декабря, по поручению Комаровой, первым выехал на место трагедии. Но за прошедший год, после того, как замгубернатора своими глазами увидел маленьких мертвых детей, его ведомство так ничего и не сделало для безопасности детских перевозок, а также для того, чтобы помощь в Югре приходила быстрее.

Фабула законодательно-правовых актов той самой гражданской защиты населения в департаменте просто отсутствует. И когда узнаешь, что весь МЧС округа работает по «Плану прикрытия дорог Югры», утвержденному Департаментом гражданской защиты населения аж в 2010 году, испытываешь шок! Получается, что на самом верху сидят люди, которые почти с десяток лет не заглядывали в главный документ, регламентирующий порядок спасения людей. А кроме того, в Правительстве округа и в подчиненном по направлению департаменте, чиновники даже не слышали об изменениях Федерального закона "О пожарной безопасности" произошедших целых пять лет назад (в 2012 году), в связи с которыми «План прикрытия дорог Югры — 2010» превратился в бесполезный инструмент, просто в хлам.

Закон 2012 года разрушил единую федеральную систему МЧС, разделив ее на государственную и частную. Работа спасателей стала коммерческой услугой.

Например, на территории Нефтеюганского района, где проходит та самая трасса «Тюмень-Ханты-Мансийск», из 36 подразделений пожарной охраны, только 5 «народные», то есть государственные. Остальные – субъектовые, ведомственные или частные, и целью их, соответственно, является не спасение людей, а получение прибыли.

Но, чиновники ведомства Шаповала не знают об этом, поэтому спасатели округа вынуждены руководствоваться планом, который полностью не соответствует действительности. Тот факт, что согласно данному документу ответственность за спасение людей возложена на подразделения, которых даже нет в природе, которые давным-давно ушли под другие ведомства, скорее драма, чем анекдот.

Как пожарные смотрят на горящие дома, но ничего не делают, потому что им за это не заплатили.

В 2014 году в городе Санкт-Петербурге губернатор Наталья Комарова и Президент нефтяной компании «Роснефть» Игорь Сечин подписали соглашение, куда вошло и сотрудничество по пожарной безопасности. На основании этого соглашения частные пожарные подразделения, охраняющие объекты Роснефти, при заключении с ними договоров должны были оказывать помощь при авариях и пожарах. Но у муниципалитетов на эти нужды денег не нашлось, а округ денег не выделил.

Что касается ведомства Дмитрия Шаповала, чиновники которого должны были изучить и разработать этот вопрос, о договоренностях забыли видимо уже на следующий день.

В итоге, череда кровавых трагедий, начавшаяся еще в 2013 году не приостановилась, а продолжилась, потому что на карте ХМАО увеличился километровый разрыв между государственными подразделениями спасательных служб: с 15 километров на сотню. Теперь на бывших государственных точках спасения базируются частники.

Несмотря на то, что множество участков трасс признаны аварийноопасными, в районе ликвидирован единственный трассовый медицинский пункт Центра Медицинских катастроф, который располагался на 640 км в 9 километрах от поселка Сентябрьский, и прикрывал ФАД «Тюмень — Ханты-Мансийск» от 645 км до 595 км.

Сейчас окружной орган МЧС имеет право попросить помощи исключительно у скорой. При этом частники, сидящие на нефтяных договорах, руководствуются исключительно собственными нормативными актами, которыми и оправдывают свое бездействие, даже если катастрофа происходит в трех метрах от их зоны ответственности.

Именно по причине наличия твердых моральных устоев (читай, собственных нормативных документов) к месту аварии 28 сентября не выехала техника КУ

«Центроспас-Югория», отделение которого базируется в Лемпино. По уставу Центроспас, финансируемый округом, охраняет исключительно сельские поселения. А им, между прочим, потребовалось бы всего 20 минут, чтобы прибыть на помощь! Но в их распоряжении лишь один пожарный автомобиль и согласно инструкции они не могут покинуть вверенный им участок.

Частная компания «Сибирь» располагает множеством подразделений: их точки есть в Сингапае, на Приразломном, Приобье. Но у них тоже свои инструкции. Когда в прошлом году под Сургутом горел балок, а подразделение «Сибири», находившееся буквально в паре сотен метров, стоически игнорировало призывы о помощи, в пожаре погибло два человека. Причем в «Сибири» знали, что федеральные пожарные задерживались, потому что путь им преградил железнодорожный переезд, но так и не сдвинулись с места. Поражает и позиция Центроспаса: когда близ Сингапая горела дача, они тоже отвернулись, пожарную технику пришлось гнать из города, но прибыла она слишком поздно – погибли несколько человек.

В Югре с 2013 года ликвидированы десятки федеральных подразделений пожарной охраны. В связи с чем, значительно увеличилось время реагирования и ликвидация последствий ДТП государственными пожарными подразделениями. Десятки дорожных участков и сотни километров дорог остались неприкрытыми, во всяком случае, время оказания помощи иногда идет на часы.

Как тушение пожара и оказание помощи на дорогах вообще могло стать договорным? Кто и почему допустил ситуации, в которых пожарные смотрят на горящие дома, но ничего не делают, потому что им за это не платят.

Югра застыла в страхе перед новыми трагедиями. Почему никто ничего не сделал?

Вероятно, закон о частной пожарной охране принимали в угоду каких-то вышедших в отставку генералов, которые, видимо, не захотели оставаться без дела и без денег. Маленькое, но личное пожарное войско решало их вопросы, но при этом рушило не только почти вековые устои несения пожарной службы — человеческие трагедии умножились.

По-хорошему, самым справедливым и единственно верным было бы решение федерального центра вернуть все пожарные формирования на государственную службу. А еще вложить в это дело денег, чтобы хватило не только на замену дырявых пожарных рукавов, но и на обновление и преумножение парка спецтехники.

Впрочем, если нет выхода, нужно научиться уживаться и с капиталистическим беспределом даже в спасательной сфере –ублажить частника, оплатить им договора, разобраться с корпорациями, с планами прикрытия. Но, нужные механизмы регулировки, так никем и не были разработаны. 

Все эти вопросы, наверное, следует адресовать напрямую главному ответственному лицу, заместителю Губернатора Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Дмитрию Юрьевичу Шаповалу, который курирует Департамент защиты гражданского населения и лично отвечает за ситуацию.

А еще спросить его, почему, стоя у раскуроченного автобуса наполненного детскими трупами и покалеченными маленькими телами, он не принял решения написать заявление об уходе и оставить свой пост? Почему, раз он решил остаться, не было предпринято никаких действий по изучению и улучшению ситуации? Почему никто из чиновников так и не ответил за случившееся?

Кроваво-металлическое месиво на югорских дорогах для Дмитрия Шаповала и для его подчиненных из департамента защиты гражданского населения не стало катализатором для пересмотра главного спасательного документа. Человек может медленно умирать, зажатый грудой металла или гореть заживо, и даже не узнает, что его

судьбу во многом предопределил один-единственный документ, во всех отношениях устаревший, «План прикрытия автодорог Югры».

Почему сегодня тот же Департамент защиты гражданского населения до сих пор не смог урегулировать разграничение зон ответственности. Сообщение о катастрофе в Сургутском районе запросто может прийти в Сургут, а оператор перенаправляет звонящего в нужное подразделение, теряя драгоценное время. Эти секунды, минуты – не просто время, это время жизни людей, которое может стремительно сокращаться на фоне затянувшихся телефонных переговоров с экстренными службами. В ДТП 28 сентября столкновение автомобилей произошло около 19.00 часов, а служба экстренного реагирования прибыла только в 20.15 часов. Больше часа потребовалось бригаде спасателей, чтобы добраться до пострадавших!

В ДТП 4 декабря, по данным ТАСС в 17:30, погибли сразу десять человек. По источнику "Интерфакса" помощь прибыла более чем через 20 минут. На оказание помощи на месте и эвакуацию раненных потребовалось дополнительных еще 20 минут. В 16:15 умер еще один ребенок, через полчаса, в 16.45 умер еще один.

Выжившим детям в жуткой аварии 4 декабря еще «повезло»: несчастье случилось ближе к Ханты-Мансийску, откуда немедленно выдвинулись все необходимые службы, выживших удалось спасти. Но страшно подумать, что было бы, если бы это произошло в мороз, на каком-нибудь глухом участке дороги посреди тайги, а тогда была сильная метель, и никто бы не смог описать диспетчеру место катастрофы — спасательные службы приехали бы за куда большим количеством погибших.

Замгубернатора Дмитрий Шаповал.

Почему взрослые и дети будут продолжать умирать в Югре

Приближающуюся трагическую дату Югра встречает молчаливым укором детей, смотрящих с гранитных плит, а также страшными шрамами выживших, судебными громкими процессами и преступным бездействием ответственных лиц.

За этот год:

· Так и не были учтены и исполнены указания губернатора, предложения ОНФ и предложения депутатов Госдумы;

· Так и не был решен вопрос по безопасной перевозке детей;

· Не были решены вопросы по охвату сотовой связью мертвых зон;

· По-прежнему не работает система определения местонахождения людей;

· Сокращены трассовые пункты Центра медицинских катастроф;

· Не заключены договоры с частными подразделениями пожарной охраны;

· Не исполняется соглашение между «Роснефтью» и Правительством округа;

· План прикрытия автодорог зарос болотной тиной

22 октября текущего года на автомобильной дороге Нижневартовск-Радужный произошло ДТП, в котором пострадали 6 человек, в том числе 2 детей: состояние одного ребенка оценивается как тяжелое, 11-летняя девочка погибла. Начальник ГУ МЧС по Югре Александр Тиртока заявил, что сказалась отдаленность этого участка дороги от основных государственных подразделений.

Заместитель губернатора Югры Дмитрий Шаповал выразил соболезнования родным погибших в ДТП. Видимо это все, что в состоянии сделать заместитель губернатора Дмитрий Шаповал.

Не ясно одно, сколько, по его мнению, еще кладбищ должно переполниться, чтобы вопрос спасения людей был разрешен?

Может он сейчас напишет заявление об уходе?

Ссылка на основной источник : http://юпорт.рф/

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1272